Главная | Мой профиль | Выход | RSS | Регистрация | Вход

Вход на сайт

Меню сайта
Рекомендуем!
Наш опрос
Вы готовы в 2013 году внести взнос 5000 р. на строительство дороги до СНТ "Приобье" ?
Всего ответов: 358
События

Интересные статьи

Главная » Статьи » Мои статьи

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»То, что в Подмосковье еще сохранились старые родовые «гнезда» с бабушкиными домами, согретыми жизнью не одного поколения, с традициями, воспоминаниями, семейными преданиями, писательница Татьяна Устинова знает не понаслышке.

Почти всю свою жизнь она прожила в таком родовом «гнезде» – в старинном дачном местечке Кратово, где просторно растут высокие раскидистые сосны, где тенистый сад с корявыми яблонями, залитая солнцем старомодная терраса, стол с самоваром под навесом и видавшая виды скамеечка у крыльца…

– Таня, как Ваша семья оказалась в Кратове?

– Это целая история. Бабушку мою, Клавдию Васильевну, отдали замуж за нашего дедушку исключительно из соображений безопасности, потому что дедушка был нищ, бос и гол как сокол, то есть по тем временам идеальный жених. Он работал здесь, на Казанской железной дороге, помощником машиниста. У них было служебное жилье. А потом дедушку, конечно, посадили. Посадили за то, что он из Клина, где тогда работал начальником станции, вел подкоп в панскую Польшу.

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

– Обычно все были английскими шпионами, но это еще интереснее…

– Да. А освободили его немцы, потому что он сидел под Москвой, и немцы, которые в 1941 году все на своем пути сметали, снесли и его лагерь. Заключенные все разбежались. Дедушка без документов прибежал домой. Я не знаю, почему его обратно не сволокли в лагерь и каким образом удалось потом документы восстановить. Когда в 1946 году они вернулись из эвакуации, оказалось, что служебная квартира занята, а жить где-то было надо, и тогда они купили этот дачный участок.

– Кажется, есть какая-то история о том, что бабушке не хватило денег…

– Да, бабушке не хватило денег, потому что люди, которые продавали участок, как-то скверно с ними обошлись: сначала назвали одну цену, потом ее подняли. И когда стало понятно, что заплатить нечем, бабушка, а она такая решительная была, сняла с шеи старинную золотую цепочку, последнее, что осталось от моей прабабушки Серафимы. Цепочка эта была от дамских часов, а так как дамы носили тогда часы в кармашке на поясе, то была она очень длинная и в палец шириной. Бабушка оторвала кусочек на память, а оставшийся метр этого золота отдала за участок.

– Этот дом получился такой фантастической архитектуры, потому что постоянно достраивался?

– Конечно, его достраивали по мере того, как семья разрасталась. Да и строился он тоже постепенно, очень медленно, очень долго. Вот здесь, на месте этой клумбы, стоял сарайчик, в котором топилась печка, и мои бабушка и дедушка вместе с детьми жили в нем несколько лет, строя этот дом. И это уму непостижимо. Ничего ж не было – ни стройматериалов, ни рабочих, ни техники. Все копали сами, а шлак (дом ведь шлакозаливной) таскали со станции, где тогда ходили паровозы.

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

– Как случилось, что Вам пришлось оставить это насиженное семейное «гнездо»?

– Видите, как на эти «гнезда» со всех сторон происходит наступление «цивилизации». А ведь эти места – Малаховка, Томилино, Кратово – всегда были классически дачными, куда москвичи с незапамятных времен приезжали на отдых. И напротив нас тоже были дачи, такие хорошенькие, чистенькие, и сосны стояли, старые и громадные. Но сосны все спилили, бабусек, которые в этих дачах жили, похоронили, людей выселили в свекольные поля, а здесь забубенили 14-этажные дома. Я не могу про это говорить, у меня немедленно начинается сердечный приступ и возникает желание повеситься.

– Ваши родители рассказали, что здесь еще было и имение фон Мекк…

– Я совсем не знаю его истории, знаю только, что эти фон Мекки никогда здесь не жили, не было никакого барского дома, а были плоды их просвещенной деятельности: санаторий для железнодорожных рабочих и школа для детей, потому что фон Мекк был крупный железнодорожный магнат. А еще у нас тут есть прелестное озерцо – Кратовское, которое можно увидеть на старых фотографиях. И там есть мраморный мостик с колонночками, созданный опять-таки для променада железнодорожных рабочих.

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

– Таня, Ваша семья всегда отличалась традициями. Вы даже родиться ухитрились в Светлое пасхальное воскресение. В этой связи хотелось бы узнать, как в Вашей семье отмечали праздники, ту же Пасху, например?

– Пасху в нашей семье отмечали всегда, даже тогда, когда это было не принято. И обязательно на пасху все было: и окорок заготавливали, и яйца красили, и куличи пекли. Сначала пекла прабабушка, потом бабушка, сейчас печет мама. И никому в голову не приходило пойти в булочную и купить там кулич, который назывался тогда кекс весенний. И это всегда был праздник, это всегда было застолье, это всегда была хорошая погода.

И сейчас у нас все осталось по-прежнему. Несмотря на то что куличи теперь можно купить красоты необыкновенной, они пекутся так, как пеклись всегда, то есть в огромной посудине долго месится очень сдобное, с большим количеством изюма тесто, потом все нервничают: «подошло – не подошло», потом звонит мама и говорит: «Ну, ничего». Ничего – это значит прекрасно. А еще бывает, что куличи «провалились», то есть недостаточно вылезли из формочек, и все тогда ужасно переживают, но все равно все съедают, потому что очень вкусно.

– И эти все формочки для кулича, пасечницы для творожной пасхи у Вас, как я понимаю, имеются?

– Да, все это есть, и все это еще прабабушкино, старое, ужасно страшное, но, тем не менее, все еще используется. И наша тетя, которой 80 лет и которая по-прежнему работает – руководит коллективом, говорит, что покупать кулич в магазине невозможно, лучше тогда ничего не нужно. И что это просто позор, позор для хозяйки, для семьи, потому что главное в куличе – не то, что он кекс весенний, а то, что его делают с любовью, с прекрасным настроением, делают для духа вот этого пасхального в доме, а вовсе не для того, чтобы съесть кусочек теста.

– Таня, а садом кто занимается?

– Тетушки. Я совершенно ничего в этом не понимаю. А вот этот прекрасный красный куст бегонии моим тетушкам купил мой муж Женя.

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

– В этом саду прошло Ваше детство?

– Да, и оно было отличное. Мы с сестрой Инной все время играли на природе, и это были игры с продолжением, какого-то сериального толка. Вот там стояла беседка, в ней была выездная резиденция для наших кукол. Повзрослев, мы проводили время тут же, на участке, в разного рода беседах. Я считаю, что вся моя жизнь сложилась исключительно из этих разговоров. Знаете, почему институты психотерапевтов неприемлемы для нашей страны? Потому что по большому счету разговаривать друг с другом никто не умеет. А вот мы с Инкой умеем, потому что мы выросли, непрерывно разговаривая друг с другом.

– А сочинительство тоже «родом из детства»?

– Я как научилась писать, так я и пишу. И мне это очень нравится.

– Как Вы обычно отдыхаете?

– Здесь у нас главные развлечения – шашлык и самовар. А вообще мы очень любим куда-нибудь поехать. Не обязательно за границу. В Дивногорье, например, Воронежской области, или к батюшке Серафиму под Арзамас. На машине ездить – это просто счастье. Я обожаю путешествовать на машине. И чем дальше ехать, тем больше мне нравится. А в отпуск мы всегда летаем в Турцию, нашу всероссийскую здравницу, житницу и кузницу, потому что Мальдивы совсем не для нас, у нас же куча детей. А удовольствие мы все равно получаем все от того же: моря, песка и солнца. И проще, с нашей точки зрения, получать это в Турции, чем лететь на Гоа.

– Таня, говорят, что Вы любите посещать рестораны…

– Я люблю весь этот ресторанный антураж, люблю, чтобы за мной ухаживали, люблю, чтобы была вкусная кухня. Похоже, что это у нас тоже семейное. Моего прапрадедушку забрали в армию на 20 лет, он дослужился до полного георгиевского кавалера, что было большой редкостью по тем временам. Уйдя служить в армию рядовым, он оканчивал службу в звании полковника. Вместе с полковничьим званием он от государя получил дворянство. Но не это самое интересное. Самое интересное, что у нас сохранилось меню прощального обеда, который он давал в полку, и это меню написано… на офицерском погончике.

– А какие у Вас кулинарные пристрастия?

Татьяна Устинова: «Метр золота за дачный участок»

– Мы любим всякое мясо, шашлык. Я солянку варю очень вкусную, утку с яблоками делаем. Вообще, чего только мы ни делаем. Но, конечно, роллы и суши в домашних условиях не изготавливаем, хотя это мы тоже любим. С Инкой мы обмениваемся рецептами. Она мне обещает сварить суп из спаржи – и все никак. А я не умею варить суп из спаржи, зато я умею варить вкусные щавелевые щи.

– Готовить, несмотря на занятость, Вам приходится самой?

– Да, конечно, я не могу сказать, что я это делаю как на свадьбу, но то, что я готовлю каждый день, это точно, потому что когда все приходят, сразу спрашивают, что у нас на ужин. И несмотря на то, что мой редактор считает этот вопрос преступным, он все равно звучит. И если на ужин ничего вкусного нет, то все расстраиваются и не знают, как им жить дальше…

Текст: Нина Белова, фото: Юлия Лунина



Также вам может быть интересна статья «4 способа построить дачу»
Дом и кухня на сайте samaya.ru

Использован материал с сайта "Любимая дача"
Категория: Мои статьи | Добавил: kolyamba (06.04.2012)
Просмотров: 5476 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Дорога до СНТ

Погода
Наши друзья
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Дата и время
Поиск
Категории раздела
Мои статьи [8]
Категории раздела
Мои статьи [8]

Дизайн сайта - Студия "KOLYAMBA" © 2018
Используются технологии uCoz